Развернулось обсуждение было ли участие верхов в февральском перевороте глупостью. Хотя вроде и так всё понятно, последующие события мгновенно расставили всё по местам. Вот только отыграть назад уже было нельзя. Более того, даже назвать вещи своими именами для участников событий было проблемой. А вот осознание того, что влипли пришло достаточно быстро. Есть известное письмо Вел.князя Дмитрия Павловича своему отцу Павлу Александровичу, генерал-инспектору войск гвардии в феврале 1917 г.
Великий князь Павел Александрович
В.к. Павел Александрович, шестой сын Александра 2, 1860-1919, расстрелян большевиками
Read more... )"Так вот какая мысль мне не дает покоя, видя что творится кругом. Неужели старое правительство было право, когда в основу всей своей политики (против которой я так восставал) клало идею о том, что мы русские, не доросли до "свободы" неужели это действительно так? Неужели русский человек видит в "свободе" не увеличение гражданского долга (не за страх, а за совесть) а просто свободу делать все что раньше не делалось, все что раньше запрещалось! Неужели наша русская психология не признает другой свободы, как-то свободы хамского желания, самого грубого его исполнения и абсолютное непонимание спокойного и сознательного национального самоуважения! Вот эта мысль ужасна!"Read more... )
Read more... )"В общем 1916 г. был годом перелома, подорвавшим в корне военную мощь Центральных держав и, наоборот, доведшим силы Антанты до кульминационного развития. Это был год, определивший победу Антанты в будущем. Год, окончательно выявивший, что войну ведут народы, а не армии. Вопрос о пропаганде, о воздействии на всю народную массу в деле войны входит определенной данной в работу оперативного штаба Людендорфа, при котором в конце 1916 г. организуется особое отделение пропаганды.
     Общая обстановка истекшего года ясно показывала Центральным державам, что война ими проиграна, а потому в декабре они делают попытку начать мирные переговоры, но выставляют условия, совершенно не соответствовавшие соотношению сил обеих сторон, а потому попытка эта не находит отклика у держав Антанты
"
militera.lib.ru/h/zayonchkovsky1/12.html
nbsp;   В том же духе высказывался британский военный наблюдатель ген. Нокс: "Накакуне революции перспективы кампании 1917 г. были более радужными, чем в марте 1916 ...Русская пехота была усталой, но не так как двенадцать месяцев назад. Запасы оружия, боеприпасов и техники были больше, чем накануне мобилизации 1914 г. и намного больше, чем весной 1915 или 1916 гг. Ежедневно улучшалось командование. Дух армии был здоровым. Солдаты после зимней передышки забыли бы перенесённые испытания и наступали бы снова с тем же подъёмом, как и в 1916 г. Нет сомнений, что если бы ткань нации в тылу не порвалась, русская армия снискала бы себе новые лавры побед в кампании 1917 г. По всей вероятности, она оказала бы на противника нужное давление, чтобы сделать победу союзников возможной к концу года." (Цит. по С.Пушкарёв. Россия в XIX веке (1801-1914 гг.).
     Ещё важнее взгляд изнутри Германии. На этот счёт вполне ясно высказался ген. Эрих Людендорф, человек достаточно компетентный: "
Я отнюдь не являюсь сторонником бесполезных рассуждений, но я всё же должен дать себе отчёт в том, как сложилась бы обстановка, если бы русские в апреле или мае перешли в наступление и одержали хотя бы незначительные успехи. Мы оказались бы тогда, как и осенью 1916 г., втянутыми в чрезвычайно тяжёлую борьбу. Наличие боевых припасов у нас также значительно снизилось бы. Когда теперь я мысленно переношу русские июльские успехи на апрель или май, то с трудом представляю, как бы верховное командование вышло из создавшегося положения. В апреле и мае 1917 г., несмотря на одержанную победу на Эне и в Шампани, только русская революция спасла нас от гибели".
     По-моему картина вполне отчётливая. Задача вбить её в голову общественности, так как ясность в этом вопросе весьма важна для понимания общего процесса.
Read more... )
     В свой последний разговор с Протопоповым, 22 февраля, царь движением головы попросил его выйти из апартаментов императрицы для беседы с ним tete-a-tete. В его голосе звучала тревога. Он сообщил Протопопову, что генерал Гурко самым возмутительным образом отказался выполнить его приказ и вместо полков личной гвардии, о направлении которых в Петроград он распорядился, послал туда морскую гвардию. Моряками командует Великий князь Кирилл, как и большинство других Великих князей – злейший враг царицы». Император сообщил Протопопову о своём намерении немедленно отправиться в Ставку с тем, чтобы обеспечить переброску в столицу необходимых армейских подразделений и принять дисциплинарные меры в связи с поведением генерала Гурко. Протопопов умолял царя не задерживаться в Ставке более того, что абсолютно необходимо, и заручился его обещанием возвратиться не позднее, чем через восемь дней.
     Перед тем как покинуть Петроград, царь подписал указы Сенату как об отсрочке, так и о роспуске Думы, не проставив на обоих даты, и вручил оба документа князю Голицину.
     Таков был заключительный шаг царя по осуществлению его плана восстановления абсолютного правления и победы под его личным руководством
".

      Воспоминания Керенского были опубликованы в США на английском языке в 1965 г. Керенский, действительно, много знал. Он как-то сказал: «Я единственный, кто знает всю правду и может сказать ее». В данном отрывке из 11 Главы, Керенский фактически оправдывает свою антиправительственную деятельность наличием плана Николая на восстановление самодержавия, а также потворством Протопопова действиям «пораженцев», которое рассматривается как провокация против прогрессивных сил. Обращает на себя внимание то, что Керенский в отличие от канонической версии событий объясняет отъезд Николая 22 февраля в Ставку, как меру, вынужденную отказом ген.Гурко выполнить прямой приказ Николая о переброске в Петроград гвардейской кавалерии. Это, действительно, ключевой момент, так как невыполнение этого приказа является понятной точкой отсчёта в переходе заговора в открытую фазу (Гурко утверждает, что отмена вызова была согласована Николаем - Е.М.). Заметим, что Керенский смягчает впечатление от этой новеллы, указывая на то, что якобы гвардейская кавалерия не могла бы спасти положение. Тут на память приходят известные слова комиссара Бубликова: «Достаточно было одной дисциплинированной дивизии с фронта, чтобы восстание было подавлено. Больше того, его можно было усмирить простым перерывом ж.-д. движения с Петербургом: голод через три дня заставил бы Петербург сдаться. В марте еще мог вернуться Царь. И это чувствовалось всеми: недаром в Таврическом дворце несколько раз начиналась паника».
     Как бы то ни было, приказ Царя так и не был исполнен.

Profile

mikhailove

April 2013

S M T W T F S
 12 345 6
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 02:12 pm
Powered by Dreamwidth Studios